Нападение на Перл-Харбор

07 декабря 1941 года Японией был нанесен сокрушительный удар по военной базе США Перл-Харбор, расположенной на гавайских островах. Данное нападение началось совершенно внезапно, без предварительного объявления войны. Японские авианосцы императорского флота, сохраняя полную тишину в радио эфире, подошли с северной стороны острова Оаху, и затем самолеты начали атаковать базу и аэродромы США.

Основной целью такого дерзкого и разрушительного нападения на Перл-Харбор являлось тотальное уничтожение американских военных кораблей в самые короткие сроки. В случае успешного исхода боевых действий, Япония надеялась обеспечить себе полную свободу для действий в акватории южных морей. К тому же японцы рассчитывали на то, что такое внезапное  нападение снизит боевой дух американских солдат. Вся операция от начала и до конца была разработана и утверждена японским главнокомандующим флота Ямамото Исороку.

Адмирал Исороку Ямамото (1884-1943)

Адмирал Исороку Ямамото (1884-1943)

На данные боевые действия японские военные возлагали грандиозные планы. Основой и успехом такой войны являлись внезапность и молниеносность действий. Руководство Японии осознавало, что затяжную войну им не выиграть, так как США обладает грандиозной экономической мощью, которая поможет американцам быстро восстановить свои силы. Вследствие этого, основной задачей внезапного нападения на Перл-Харбор стало уничтожение военно-морского флота США.

Помимо авиации во время боевых действий на Перл-Харборе, участвовали компактные подводные лодки – «лодки-малютки». Так называемые «лодки-малютки» получили названия «Кюрю» — дракон и «Кайрю» — морской дракон, а совсем миниатюрные магнитные подводные лодки носили название — «Синкай». Эти подлодки были способны пройти не более 1000 миль со скоростью в 16 узлов, а управление ими происходило с помощью двух человек. Эти миниатюрные подводные лодки обычно использовали для нанесения торпедных атак внутри гавани, либо для тарана. Заранее планировалось, что экипаж этих подводных лодок вернется домой, но это была лишь теория. Во время атаки погибли 8 офицеров из 9. В Японском храме Ясукуни эти восемь отважных офицеров стали объектами для поклонения. Девятый офицер Сакамаки был всеобще опозорен. А вышло это из-за того, что его подводная лодка застряла возле берега, в результате чего он попал в плен. Он не смог покончить жизнь самоубийством (сделать харакири), из-за тяжелых ранений, но этот факт не мог являться для японцев оправданием, поэтому на экипаж, находившийся под его командованием, легло пятно позора.

Японские смертники — арсенал самоубийства

Одним из самых основных и самых опасных видов японского оружия считались смертники. Этот вид войск был разделен на несколько категорий. Надводные камикадзе (синье токкотай), управляли быстрыми и маневренными катерами, начиненными взрывчаткой, либо бомбами весом в 120 кг, либо глубинной миной в 300 кг, либо специальной ракетой. Одним из символических названий катеров было – «Синье», означавшее «сотрясение океана», что и послужило основой для названия надводных камикадзе — «синье токкотай». Этот вид катеров был изготовлен из дерева и оснащался мотором, выдающим 68 л.с, и способным развивать скорость до 19 узлов, а топливного бака хватало на 250 км. Атаки такой категории камикадзе были весьма эффективны, поэтому американские военные очень их боялись.

Один из видов подводных камикадзе – минген-герай (человек-торпеда). Так же они могли носить название «кукусуйтай» (хризантема на воде). Торпеды, которыми управляли минген-герай, называются «кайтен» либо «конготай». Кайтен представляло из себя довольно опасное оружие, так как ее уничтожение было практически не возможным, из-за того что торпеда наводилась на цель и управлялась одним человеком, в ручную. Ее скорость составляла 28 миль в час, а спереди на носу было сконцентрировано большое количество взрывчатки.

0f5427f3a0c7d09f0b9a7fd8c83e5fbe

Человеко-торпеда «Кайтен» в музее

Кайтен - торпеда, управляемая смертником

Кайтен — торпеда, управляемая смертником

 

Другой не менее опасный вид подводных камикадзе – это подразделения водолазов, снаряженные минами, которые носили название «фукурю» (драконы счастья). Для флота они представляли большую угрозу, так как они имели возможность скрытно подобраться под водой к дну корабля, и взорвать его миной (вместе с собой).

О деятельности подразделения «фукурю» известно немного. Одним из источников информации о них является книга В. Бру «Подводные диверсанты». Но помимо весьма ценных знаний о японских диверсантах-камикадзе, в этой книге довольно много нелепых мифов. В особенности миф о том, что сконструированный для японских водолазов-диверсантов кислородный аппарат, позволял им опускаться на глубину более 50 метров и передвигаться там со скоростью 2 км/ч. Но это не возможно, так как на глубине более 10 метров, водолаз, чей дыхательный аппарат работает на кислороде, пострадает от отравления кислородом. Подобное погружение стало доступным намного позже, когда появились аппараты с замкнутой системой дыхания на основе смеси азота и кислорода. Еще один миф – это мнение американских солдат о том, что при входе в гавань были расположены японские посты для прослушивания, на глубине около 60 метров. В то время как минимум это было технически не возможно. Ведь необходимо было подавать этим постам воздух с берега, либо обеспечить им систему подобную подводным лодкам. Создавать такие посты, с точки зрения военного дело было крайне бессмысленно. Намного проще и эффективнее держать на входе в гавань дежурную подводную лодку. Другое дело – это создавать подобные убежища в затопленных на небольшой глубине судах. Для бойцов подразделения «фукурю» этот способ являлся самым оптимальным, так как им все равно пришлось бы умереть.

Флот Японии славился хорошо подготовленными и экипированными водолазами. Их снаряжение по меркам тех времен считалось передовым, взять хотя бы ласты, которые они применяли еще до войны.  Еще можно вспомнить, использовавшуюся в 20-х годах для поисков «черного принца», специальную рейдовую маску. Для советских водолазов она казалась верхом технического прогресса. Но для использования подобного устройства во время диверсий, она была не пригодна.

Весной 1942 года водолазы японского флота с облегченным снаряжением, успешно обезвредили заграждения из подводных мин недалеко от берегов Гонконга и Сингапура, позволив тем самым своему флоту беспрепятственно войти в бухту. Правда была одна проблема. Она заключалась в том, что количество таких водолазов было ограниченно, да и снаряжать новых пловцов современной экипировкой у Японии не было возможности. Поэтому опять вся надежда была на массовый героизм.

Камикадзе и Советская Армия

Существует описание атаки одного из таких смертников на советский эсминец в 1945 году:

“Мы стояли на рейде вблизи одного из корейских портов, прикрывая высадку морской пехоты. Мы наблюдали в бинокль, как корейский народ встречает наших солдат цветами, так как японцы были выбиты из города. Но в некоторых местах бои еще продолжались. Наблюдатель на вахте обратил внимание, на подозрительный предмет, отплывающий от берега, и движущийся в нашу сторону. Чуть позже мы смогли разглядеть через бинокль, что это был за предмет. Над водой высовывалась голова пловца, а рядом с ним плыл пузырь надутый воздухом, который то появлялся на поверхности, то скрывался за волнами. Один из наших матросов навел на него ружье, и стал ждать приказа командира, но прозвучала команда: Не стрелять! Может это кто-то из корейцев с донесением или просто для установления контакта. Матрос опустил винтовку. Убивать того, кто плыл протянуть руку дружбы, никому не хотелось. Когда пловец приблизился к борту, мы увидели, что он достаточно молод, почти мальчик. Несмотря на низкую температуру воды, он был полностью обнажен, а на голове у него была белая повязка с какими-то иероглифами. Так же сквозь воду мы разглядели привязанные к надутому пузырю ящик небольшого размера и довольно длинный бамбуковый шест. Мальчик пристально смотрел на нас, а мы на него. И вдруг совершенно неожиданно для нас, с криком «банзай», он проткнул непонятно откуда взявшимся ножом, воздушный пузырь, и нырнул под воду. До конца не дал потерять бдительность этот непонятный выкрик, а так неизвестно, какие были бы последствия. Находившийся рядом со мной старшина Воронов, мгновенно среагировал, и бросил в воду, заранее приготовленную гранату. После раздавшегося взрыва мальчик всплыл на поверхность, как оглушенная рыба. После этого происшествия бдительность на корабле была значительно улучшена. Чуть позже при разговоре с танкистами, на которых тоже совершали нападения подобные диверсанты-смертники,  я выяснил, что японцы с этим же самым криком «Банзай», выпрыгивали из окопов на танки, с минами на бамбуковых шестах. Создавалось такое впечатление, что для них было не важно, уничтожит он танк или нет, главное – красивая смерть”.

Добровольцы

Ряды смертников не испытывали недостатка в добровольцах. Такое рвение умереть за свою страну хорошо прослеживается в письмах молодых людей, к своим близким родственникам. Мичман Тэруо Ямагути, которому было всего 20 лет, писал родителям: “Не нужно проливать слезы по мне. Когда мое тело обратиться в прах, дух мой возвратиться в родные края, и я останусь с вами на века, мои друзья, родители, соседи. Я молюсь за ваше счастье”. Смертник, управлявший торпедой (кайтен), мичман Интро Хаяси, которому так же исполнилось всего 22 года, пытался утешить в письме свою мать: “Любимая мама, прошу тебя, не скучай и не тоскуй по мне. Для меня счастье погибнуть в бою! Мне очень повезло, получить возможность отдать свою жизнь за свою страну и императора. Прощай. Попроси небо принять меня к себе. Я очень расстроюсь, если небо меня отвергнет. Молись за меня ”.

Сброс атомной бомбы на поселение – это ужасное преступление. Но японцы заранее готовы были встретить американских солдат свой армией смертников, состоящей из: 300 миниатюрных подлодок, около 600 управляемых торпед «кайтен», тысячи катеров «синье», около 6500 водолазов «фукурю» , и более 10000 летчиков-камикадзе. По этой причине американское правительство, решило не нести колоссальные потери, а сразу же, одним ударом, сбросив ядерную бомбу, уничтожить сотни тысяч жителей Японии. Не нам судить, кто прав, а кто нет, да и Японцы начали войну первыми. Но отдать дань за храбрость павшим войнам, мы можем.

История Японских смертников

Очень большой интерес для людей, изучающих военную историю, вызывают не масштабные сражения, а те действия, которые совершает человек в одиночку, обнаруживая в итоге свое превосходство над машиной.

Особые спецзадания, которые связаны с минированием кораблей и другими подобными диверсиями, напрямую связаны со смертельным риском. Любой диверсант со специальной подготовкой, воодушевленный чувством патриотизма и с уверенностью в свое бесстрашие и силу, сознательно идет на такой риск. Такие черты характерны для всех спецподразделений мира. Но к японцам это не относиться, так как они идут на выполнения задания не с мыслью о том, что они подвергают себя смертельному риску, а с мыслью о смерти. Появления такого сильного желания смерти у японцев уходят корнями в древнюю японскую религию Синто, которая на удивление прекрасно уживается с буддизмом.

Первое вторжение монголов в Японию

Впервые упоминание о смертниках было обнаружено в 13 веке. В то время в 1260 году на монгольский престол взошел внук Чингиз Хана — Хубилай. После того как монголы одержали победу над Китаем, они основали новую династию императоров Китая – Юань. Затем монгольские войска направились на Суматру и Яву, и напали на Вьетнам и Бирму. Под татаро-монгольским игом лежала вся Средняя Азия, Русь, Дальний восток, часть Ближней Азии, Кавказ и т.д., но только Япония осталась непокоренной.

Хубилай хан и покорение Японии

Хубилай хан и покорение Японии

 

Великий Хан отправил посла в Японию в 1266 году, с требованием безоговорочно подчиниться монголам. Но правитель Японии Ходзе Токемуни отверг требование монголов, чем навлек на себя гнев Великого Хана. Начало этой войны в японской истории носит название «Гэнко». Хубилай был взбешен подобным отказом, поэтому было решено начать завоевательный поход на Японию. В ноябре 1274 года из корейского порта Хаппо в сторону японских островов выдвинулась огромная монгольская флотилия, состоящая из 1000 кораблей, с 50 тысячной армией на борту. Они рассчитывали завоевать Японию такой же тактикой, которой они воспользовались для покорения огромных пространств Европы и Азии, используя огромное количество единиц конницы и свою специальную тактику. Такое огромное количество солдат с легкостью перебило бы все немногочисленные японские дружины самураев.
Для боя японцы не использовали большие армии, так как самурай для них означал – воин одиночка. Японцам было важно, что бы бой был красивым и по правилам. Перед началом боя они выпускали стрелу (Кабурай) в сторону противника, которая являлась вызовом на поединок. Затем выходили их лучшие войны, и требовали себе соперников, после 100 рыцарей, против такого же количества, а затем и армия. Но, увы, эта тактика их подвела, так как у татаро-монгол отсутствовали какие либо понятия о воинской чести. Монголы окружали одиночек и убивали их ударами со спины, а так же использовали отравленные стрелы, что для самураев было не приемлемо. По этим причинам Япония начала проигрывать войну, не нанеся противнику особого урона.

После первой легкой победы монголы стали продвигаться дальше, и следующей целью стал остров Кюсю.  Было очевидно, что японцам не хватает сил, для отражения атак многочисленного противника. Но все переменилось в месте под названием Хаката. Там монгольское войско встретило ожесточенное сопротивление немногочисленного, но отважного и отлично подготовленного отряда самураев. Упорное сопротивление длилось до заката, затем монгольским военным начальником было решено отступить до своих кораблей, для дальнейшей перегруппировки войск. Но в ночь началась сильнейшая буря, которая уничтожила более 200 кораблей. Остаткам флотилии пришлось покинуть японские острова и направиться обратно в Корею. Это было окончанием первого вторжения на Японию.

Самурай Суэнага атакован монгольскими лучниками

Самурай Суэнага атакован монгольскими лучниками

Японцы прекрасно понимали, что Хубилай не остановиться на одном вторжении, поэтому они решили учесть все предыдущие ошибки и подготовиться к предстоящей битве более основательно. На островах Кюсю и Хонсю были построены специальные оборонительные сооружения. В тех местах, где предполагалась высадка противника, были сформированы дополнительные дружины, состоящие из самураев. Так же японцы начали изучать тактику ведения боя монголов, стараясь выявить слабые места противника.

Второе вторжение монголов в Японию

Второе вторжение монгол на Японию произошло весной 1281 года. На это раз армия Хубилая составляла 4600 кораблей с 150000-ой армией воинов на борту под командованием монгольского полководца Алахана. Выдвинулась эта флотилия так же из корейского порта Хаппо. Гигантские корабли были оснащены мощными катапультами, а в трюмах ждали своего часа полчища людей и коней. Такое огромное количество кораблей и войск, плывших на захват другого государства, не упоминалось впоследствии в истории ни одной страны.

Японская флотилия состояла из большого количества маломерных гребных судов, которые ожидали приказа, находясь в бухте Хаката. Малые размеры кораблей позволяли им быть весьма быстрыми и маневренными. Боевой дух японцев был настолько высок, что даже пираты оставили любимое ремесло и встали на защиту своей родины, присоединившись к флоту императора.
Монгольский флот, приближаясь к острову Хаката, беспощадно уничтожал все на своем пути. И вот, великая армия Хубилая, вошла в бухту Хаката. Началась великая битва и на суше и на воде. Японские небольшие суда, несмотря на град стрел и ядер, с легкостью пробирались к громадным и неповоротливым кораблям монголов, затем их команда взбиралась на вражеские суда и вырезала весь экипаж. Благодаря маневренности своих судов японцы быстро завоевали преимущество на море. Так же не маловажную роль сыграло равнодушие японских солдат к смерти, так как монголы не были готовы морально к самопожертвованию. Плюс ко всему, самураи владели холодным оружием намного лучше, чем их монгольские противники, которые больше привыкли сражаться на расстоянии , используя ядовитые стрелы.

Во время этой войны, погибло много героев морского и сухопутного сражения. Особенно выделялся среди них Кусано Дзиро. В результате обстрела его судна, он получил тяжелую рану – ему оторвало одну руку. Но перетянув ее жгутом, он продолжал командовать своим экипажем. Затем, несмотря на дикую боль, Дзиро возглавил абордажную команду, в результате нападения которой он лично убил более 20-ти человек и сжег неприятельское судно. Еще один герой — военачальник Мити Ари, снарядил команду самоотверженных бойцов, которые поклялись следовать за ним до самой смерти. Спрятав мечи в складках одежды, японцы вплотную приблизились к вражескому судну главнокомандующего. Монголы, не увидев оружия, решили, что японцы пришли вести переговоры, но попав на судно, самураи вырезали всю команду, и убили главнокомандующего, а корабль сожгли.

Подвиг Кусано Дзиро

Подвиг Кусано Дзиро

 

Войска монголов не ожидали такого ожесточенного сопротивления на суше и воде, поэтому было решено отступить из бухты Хаката, для дальнейшей перегруппировки со второй частью армады. А после этого они планировали обогнуть остров Кюсю и высадиться с другой стороны. После того как весь монгольский флот объединился, началось очередное вторжение в Японию. И вновь над страной восходящего солнца нависла смертельная угроза.

Во всех святилищах и храмах по всей Японии, люди не переставали молиться своим богам. И боги их услышали. В середине августа 1281 года вновь начался сильный шторм, переросший в смертоносный тайфун. Он продолжался в течении нескольких дней, а после его окончания от монгольского флота практически ничего не осталось. Было уничтожено более 4000 кораблей и утонуло около 100 000 людей.  Остатки изуродованных кораблей монголов, с испуганными и униженными людьми на бортах, вернулись обратно в Корею. Так бесславно для Хубилая закончилось вторжение на Японию.

Монгольский флот размётан тайфуном, тушь, Кикути Ёсай, 1847

Монгольский флот размётан тайфуном, тушь, Кикути Ёсай, 1847

 

Стремление к смерти

После этих событий, японцы стали верить, что их страна находится под особым покровительством богов, которые не позволят ни кому их захватить. Эта вера в помощь синтоистских богов, а в особенности в Аматерасу и Хатимана, сформировала своеобразный национальный менталитет. Все погибшие во время битвы герои, стали для японцев богами, и примером  подражания для молодежи, а красивая смерть в бою воспевалась тысячелетиями.

Основой японской военной доктрины являлась скорость проведения военных операций и, конечно же, помпезность, а тактика была на втором плане. Этот факт подтверждает множество военных действий в Тихом Океане, с участием японцев.

Летчики-Камикадзе перед вылетом

Летчики-Камикадзе перед вылетом

Благодаря стремлению к смерти, японские воины были достаточно свирепыми и фанатичными. Но это самопожертвование приводило к большим потерям, как среди необученных воинов, так и среди специалистов, ряды которых империя не смогла бы довольно быстро пополнить. Весь этот фанатизм  подходил только самураям в средние века, но вот в 1941 году он был совершенно не нужен. Стратегически глупым решением, по мнению американского адмирала Моррисона, было нападение на Перл-Харбор. Один из показательных примеров того, что тактика японцев была глупой, является допрос плененного японского адмирала, который участвовал в создании плана о нападении на американскую базу:

Адмирал: «По какой причине вы считаете, что мы выбрали неправильную тактику при нападении на Перл-Харбор?»

Следователь: » Если бы вы не напали на нашу базу, США не смогло бы объявить войну Японии. Даже если война с Японией была бы объявлена, мы не стали бы особо вас сдерживать при продвижении на юг, так как мы и так были заняты войной с Гитлером. Но нападение на одну из американских территорий, было лучшим средством для вызова США на войну.

Адмирал: «Несмотря на это мы сочли необходимым уничтожить ваш флот, для того чтобы вы не смогли проводить против нас наступательные операции, пока мы двигались на юг.

Следователь: Сколько времени, по вашим расчетам, после нападения на Перл-Харбор, флот США не смог бы проводить наступательные операции?

Адмирал: Примерно 16-18 месяцев.

Следователь: А как получилось на самом деле?

Адмирал:  США стали наносить авиа удары со своих авианосцев по островам Гилберта и Маршалловым островам уже менее чем через два месяца.

Следователь: Скажите, знали ли вы, где были расположены цистерны с запасами горючего на нашей базе?

Адмирал: Да.

Следователь: А сколько из них вы уничтожили?

Адмирал: А зачем? Нашей главной целью было уничтожение крупных военных кораблей.

Следователь: А думали хоть раз ваши офицеры, планирующие операцию, о том, что при уничтожении всех запасов топлива на острове Оаху, из строя вышел бы весь наш флот, который находился в районе гавайских островов? Что это продолжалось бы это до тех пор, пока топливо не поставили бы с континента? Что ваши суда смогли бы уничтожать поставки топлива, тем самым сдерживая нас долгие месяцы?

Японский адмирал не знал, что ответить, так как мысль о уничтожении горючего была для него в новинку. Японцы не пытались искать самые оптимальные варианты для уничтожения американского флота. Все свои недостатки в тактике, они перекрывали фанатичным героизмом личного состава. Даже подводные лодки японцев плавали и топили большие суда, только благодаря какому-то чуду, так как они были огромными и неповоротливыми, с плохой системой маскировки шума. Экипаж находился в полной антисанитарии, так как жилых помещений не хватало. Помогал поддерживать фанатизм японцев кодекс самурая «бусидо», который гласил, что «умереть в бою – это счастье». Но тем не менее решение жить либо умереть, каждый воин принимал сам, без принуждения.

Вторжение Японии в Китай

Первые смертники были обнаружены во время войны в Китае в 30-х годах. Проявили они себя во время шанхайской операции. Несколько солдат, выпив по чашке японского национального крепкого напитка (саке), дали клятву умереть, как это делали древние самураи,  и обвязав головы белыми повязками, взорвали миной китайское укрепление. Погибшие солдаты стали на своей родине приравнены к божествам, и их объявили образцом японского духа (яматодамасий). Для японцев намного проще было послать на смерть несколько солдат, чем вызывать артиллерию, тем более что таким образом можно было припугнуть союзников Китая – СССР и США.

В 1934 годы японские газеты стали активно публиковать объявления о наборе добровольцев в отряды смертников, управляющих торпедами. На 500 объявленных мест поступило более 5500 заявлений. Этот ход был необходим для того, чтобы припугнуть Америку, и не дать ей выслать дополнительные корабли на помощь Пекину. Но этот план не осуществился, как минимум потому, что не было достаточного количества торпед. В очередной раз к идее подводных камикадзе японцы вернулись в 1942 году, когда они проиграли сражение у Мидуэя.

Перед посадкой в "Кайтен"

Перед посадкой в «Кайтен»

Подробно описывает историю создания управляемых торпед «Кайтен», Мотицура Хасимото, командир подводной лодки (И 58) :

«Было изготовлено несколько торпед для проведения первой серии испытаний. Эти испытания проводились возле морской базы Куре, на острове который носил название «база-2». По нашему мнению разработка управляемых человеком торпед, достигла финальной стадии к началу 1943 года.  Но конструкция таких торпед заведомо обрекала, управляющего ей человека, на смерть. Военно-морское командование было категорически против использования подобного оружия, поэтому ими было решено разработать торпеды с функцией катапультирования, способное выбросить водителя на 45 м.  В начале весны 1944 года, первый экземпляр был готов, и отправлен на базу. Новое оружие носило название «Найтенс», что означало «Путь в рай». Так же в истории встречаются и другие переводы этого иероглифа: «Сотрясающая небеса», «Поворот к небу», «Восстановление сил после упадка» . Вскоре после этого началось массовое производство этого оружия в экспериментальном торпедном цехе судоремонтного завода в Куре. Уже к этому времени, американцы полностью захватили остров Сайпан. Мы рассчитывали на то, что с помощью такого оружия мы сможем отомстить нашим врагам за огромные потери, которые понесла Япония. Пока на заводе Куре изготавливали торпеды, на базе в бухте Токуяма, проводилась подготовка личного состава. Первые испытания долгожданного оружия увенчались провалом. Первый же доброволец утонул, так как не смог выбраться из торпеды, которая застряла в иле. Это событие послужило плохим предзнаменованием на будущее».

Из-за несовершенства системы катапультирования в процессе обучения погибло более 15 человек, поэтому от этой системы пришлось отказаться. Но японское командование мало волновала жизнь водителей торпед, так как Япония проигрывало одно сражение за другим. Поэтому несмотря ни на что, было решено использовать этот вид оружия. Первые «Кайтен» запускались над водой. А выглядело это так: подводная лодка всплывал на поверхность, после чего выпускала торпеды, и вновь уходила на глубину, а водители торпед искали себе цели самостоятельно. Все это происходило ночью, так как самолеты и корабли противника представляли опасность для подводной лодки. Из-за технического несовершенства, торпеды порой пропадали, не обнаружив цели, часто застревали в противолодочных сетях, да и вообще просто тонули.

Добровольцы-смертники перед своей миссией (Камикадзе)

Добровольцы-смертники перед своей миссией (Камикадзе)

Чуть позднее подводные лодки начали переоборудовать под подводный запуск ракет. Экипаж заранее садился в торпеду и ждал, пока лодка найдет  цель. Кислород подавался по шлангам, а связь держали с помощью телефона.

Тем временем военные действия становились все более ожесточенными. Помимо подводных камикадзе,  японское командование создало новое подразделение – парашютисты-смертники «гирэцу кутэбутай». Первая высадка такого десанта, обвязанного взрывчаткой, состоялась в феврале 1945, когда японцы напали на один из военных аэродромов. В результате высадки парашютистами было взорвано семь самолетов и уничтожено около 50 000 галлонов топлива. А потери среди смертников составили около 115 человек.

Коллаж Кайтен - управляемые смертником торпеды

Коллаж Кайтен — управляемые смертником торпеды

Оценка эффективности Камикадзе

О высокой эффективности проведения военных действий с помощью смертников, говорила только японская пресса, рассказывая о том, что один смертник уничтожал один корабль. Но это было не правдой. Ряды камикадзе стали пополняться с еще большей силой после того, как информация о них стала рассекречена, а их заслуги преувеличенны. А американское правительство, наоборот сообщало о малых потерях среди своей армии, вводя тем самым в заблуждение японцев, которые считали, что смертники действуют весьма эффективно.

Японское СМИ сообщало, что, используемые в войне подразделения смертников, уничтожило огромное количество вражеских кораблей (цифра была преувеличенна, так как, исходя из фактов, у Америки не было такого большого флота, который был указан японскими СМИ). Но американское правительство твердило, что все усилия смертников, не нанесли какого-либо существенного вреда. Все жители Японии верили в то, что им говорили, так как самурай, по их мнению, не мог врать. Если он рассказал, что в одиночку вырезал сотню человек, значит, так оно и было.

К окончанию войны для смертников и их семей были сделаны специальные льготы. Перед смертью, солдат должен был роскошно пожить, а после его ждал всеобщий почет и уважение. Даже владельцы ресторанов никогда не брали с них денег и считали за честь принять такого человека.

На задание смертники выходили, выполняя специальные правила, написанные только для них. На голову должна была быть одета специальная белая повязка «хатимаки». На ней был изображен символ солнца – герб Японии, который означал, что человек уже готов перейти из обычной земной жизни, в священный духовный мир.  Перед посадкой в самолет или торпеду, смертники говорили друг другу ритуальную прощальную фразу: «До встречи в храме «Ясукуни»». Направляться к выбранной цели нужно было с открытыми до последнего мига глазами. Смерть нужно было встречать без эмоций, согласно средневековым традициям. Все это считалось идеалом воина.

Вся эта пропаганда смертников должна была показать духовное превосходство Японии над Америкой. Как отметил японский Генерал Кавабе Торасиро : «до последнего вздоха, японцы верили в то, что борьба с Америкой идет на равных – духом против машин».

Главное отличие в понимании смерти между Европой и Японией, заключалось в том, что европейские солдаты любят жизнь, и даже попав в плен, будут пытаться бежать с него и продолжат свою борьбу, а японец не станет. Для самурая попасть в плен — значит опозорить себя и свою семью. Смерть для него означает победу.

Номер газеты с сообщением о Капитуляции Японии в 1945 году

Номер газеты с сообщением о Капитуляции Японии в 1945 году