Историческая справка:

В первые дни войны связист Григорий Васюра добровольно перешёл на сторону немцев, окончил школу пропагандистов и пошёл работать в полицию оккупированного Киева, где через некоторое время и возглавил карательный батальон. Бойцов батальона, отличившегося особой жестокостью ещё в Бабьем Яру, немецкое командование в декабре 1942 года отправило в Белоруссию для борьбы с партизанами.

22 марта 1943 года в 40 км от Минска партизаны обстреляли легковую машину, в которой ехал гауптман Ганс Вёльке. Он был чемпионом по толканию ядра Олимпиады 1936 года (и первым немцем, олимпийским чемпионом по лёгкой атлетике). Его смерть, а также ещё двух немцев, всполошила оккупационные власти.

Неподалёку находился 118-й украинский полицейский батальон, состоявший примерно в равной пропорции из русских и украинцев. Ему от немцев поступил приказ наказать за убийство Вёльке партизан. Начальником его штаба был хауптштурмфюрер СС (капитан) Васюра. Командовал батальоном некий Смовский. Но Смовский по болезни не смог участвовать в операции, и командование взял на себя Васюра.

Полицаи быстро собрались на акцию, но идти в лес и ловить партизан им было лень, и они сначала расстреляли без разбору 27 жителей деревни Козыри. Но этого коллаборационистам показалось мало. Они вошли в деревню Хатынь, согнали её жителей в огромный сарай и, обложив его соломой, подожгли.

Когда под напором обезумевших людей дверь сарая рухнула, они принялись расстреливать выбегавших. Сам Васюра, вооружённый пистолетом и пистолетом-пулемётом, принял посильное участие в расстреле. В итоге было убито 152 человека, четверым удалось выжить (благодаря им всему миру и стало известно об этой трагедии).

В общей сложности, как считается, 118-й украинский полицейский батальон принял участие не менее, чем в 12 подобных карательных акциях.

После войны Васюра попал в «компетентные органы». Ему дали 25 лет (в 1952 году), но отсидел он только 3 года, выйдя из лагеря по амнистии 1955 года (в честь 10-летия Победы, по ней были освобождены практически все коллаборационисты).

Васюра вернулся к себе в Киевскую область, где стал заместителем директора совхоза. Более того, он выбил себе справку, что его осудили за то, что он попал в плен. Это позволило ему официально стать ветераном ВОВ и, соответственно, получать юбилейные медали, встречаться со школьниками, получать продуктовые наборы и т.д.

Сгубило Васюру то, что в 1985 году, на 40-летие Победы, он стал требовать себе орден Великой Отечественной войны. Тогда какой-то мелкий служащий в архивах военкомата обнаружил, что Васюра до сих пор числится пропавшим без вести. Стали копать и докопались. Повезло, что в то время обнаружили ещё одного ветерана ВОВ – некого Мелешко, который командовал одной из рот 118 карательного полицейского батальона. Этого Мелешко начали допрашивать в Минске, и он сдал Васюру, с которым они переписывались после войны.

На суд над Васюрой вызвали 26 свидетелей – карателей из его батальона. Их привезли в Минск со всего СССР. Каждый из них к тому времени уже отбыл своё наказание за помощь немцам (максимальный срок, который отсидел в сталинских лагерях один каратель из числа этих 26-ти – 8 лет).

Суд над Васюрой продолжался 1,5 месяца, на суде присутствовал только один журналист – от газеты «Известия». В итоге он сделал репортаж о Васюре, но газета его печатать не стала «по политическим соображениям».

Единственное отрадно, что Васюру всё же расстреляли.