Начальник Военной академии.Генерального штаба Вооруженных Сил СССР генерал армии М. КОЗЛОВ

Доклад.

 

Стратегическая оборона в годы Великой Отечественной войны, как правило, являлась вынужденным видом военных действий. Она применялась при отсутствии возможностей для ведения наступления и когда требовалось время для создания и сосредоточения резервов в целях, перехода в решительное наступление (контрнаступление), а также если стратегическое наступление в данный момент было нецелесообразным
«Таких войн, — отмечал В. И. Ленин, — которые бы начинались и оканчивались сплошным победоносным наступлением, не бывало во всемирной истории, или они бывали, как исключения». Поэтому он подчеркивал, что войска должны уметь не только наступать, но и активно и упорно обороняться.ТРАТЕГИЧЕСКАЯ оборона в годы Великой Отечественной войны, как правило, являлась вынужденным видом военных действий. Она применялась при отсутствии возможностей для ведения наступления и когда требовалось время для создания и сосредоточения резервов в целях, перехода в решительное наступление (контрнаступление), а также если стратегическое наступление в данный момент было нецелесообразным.

Принципиально новые средства вооруженной борьбы, возросший размах и решительность современных операций предопределяют использование различных видов военных действий, в том числе и стратегической обороны. Она будет отличаться высокой активностью, динамичностью и решительностью целей. В статье рассматриваются важнейшие тенденции организации и ведения стратегической обороны в годы минувшей войны и показывается их значение для современности.

* * *

1854

Накануне Великой Отечественной войны советские военные теоретики считали, что ведение обороны переросло рамки тактики и приобрело оперативные масштабы. Вопросы армейской оборонительной операции были разработаны весьма детально, а фронтовой менее подробно. Поскольку возможность глубокого вклинения противника на территорию нашей страны предполагалась маловероятной, теория подготовки и ведения стратегических оборонительных операций не получила всесторонней разработки. Эти проблемы пришлось решать практически уже в ходе вооруженной борьбы Советской Армии с фашистскими захватчиками.

В результате вероломного внезапного нападения гитлеровской Германии на Советский Союз 22 июня 1941 года армии прикрытия в приграничных сражениях с превосходящими силами противника понесли большие потери в живой силе и боевой технике и были вынуждены отходить. Боевые действия велись в условиях господства вражеской авиации, нарушения планомерности мобилизации и развертывания Советских Вооруженных Сил. Резервы вводились в сражение с ходу, по частям, на необорудованной местности. В силу этого наличные войска не смогли нанести мощный ответный удар и восстановить положение на государственной границе. В конце июня они перешли к стратегической обороне на всем советско-германском фронте, которая продолжалась до конца ноября — начала декабря.

Такой вид стратегических действий в летне-осенней кампании 1941 года себя оправдал. Гитлеровская стратегия блицкрига потерпела поражение, а переход наших войск в контрнаступление под Москвой 5—6 декабря привел к полному ее крушению.

В иной обстановке осуществлялась стратегическая оборона в летне-осенней кампании 1942 года. Еще в апреле Генеральный штаб внес в Ставку Верховного Главнокомандования предложение о временном переходе к стратегической обороне с целью отражения возможного наступления противника на московском и юго-западном направлениях, выигрыша времени для подготовки резервов и создания тем самым необходимых условий для последующего перехода в наступление. Ставка ВГК, одобрив это предложение, потребовала провести наступательные операции под Ленинградом, на смоленском и льговско-курском направлениях, в районах Демянска, Харькова и в Крыму, чтобы сорвать готовящееся наступление врага и улучшить стратегическое положение.

Zukov

Однако после неудачного исхода наступательных операций наших войск под Харьковом и на Керченском полуострове противник в конце июня 1942 года, имея на южном участке советско-германского фронта значительное превосходство в силах и средствах, перешел в наступление. Он сумел развить его на воронежско-сталинградском и северокавказском направлениях, в результате чего стратегическая инициатива вновь перешла к нему. Советские фронты были вынуждены вести упорную оборону на всем юго-западном стратегическом направлении. Ценой огромных потерь (около 1 млн. человек, 20,4 тыс. орудий, свыше 1,5 тыс. танков и более 4 тыс. самолетов[1]) враг вышел к Волге в районе Сталинграда и на Северный Кавказ, но был вынужден принять решение о переходе к обороне. Тем самым он признал провал своих наступательных планов на лето 1942 года. Наше военное руководство сумело сохранить целостность своего стратегического фронта, сосредоточить крупные резервы и подготовить переход в контрнаступление.

Принципиально иной оказалась стратегическая оборона в летне-осенней кампании 1943 года.Она характеризовалась наличием общего превосходства в силах и средствах в пользу Советских Вооруженных Сил. Наше Верховное Главнокомандование еще в мае вскрыло подготовку противника к наступлению на курском направлении. Оно решило преднамеренной обороной на заранее подготовленных и занятых войсками рубежах нанести поражение ударной танковой группировке врага, а в ходе контрнаступления окончательно разгромить ее. После этого перейти в общее наступление на западном и юго-западном  направлениях в полосе шириной около 2000 км. Данный план был успешно решен в короткий срок.

0854

На основе анализа приведенных примеров стратегической обороны рассмотрим некоторые тенденции подготовки и проведения оборонительных операций.

Повышение устойчивости стратегической обороны во время войны достигалось своевременным вскрытием замысла противника, сосредоточением главных усилий на направлениях его наступления, увеличением глубины инженерного оборудования местности, построения войск и повышения активности, массированным применением средств противотанковой и противовоздушной обороны, поддержанием непрерывного взаимодействия .и устойчивым управлением войсками.