На город опустилась ночь, зажгла фонари. На улицах стала хозяйкой мгла, перетекая от одного конуса света к другому. Город затих, лишь шум редких деревьев да далекий рёв моторов нарушали благословенную тишину.

Внезапно гул моторов начал приближаться, он становился всё ближе и ближе. И вот ночная мгла испуганно заметалась, забилась в поисках укрытиях, нещадно раздираемая тремя лучами света. Мимо одиноких наблюдателей в окнах домов пронеслись три байка с седоками, закованными в серебряные латы. Domini canes, Псы Господни вышли на охоту.

Старший брат Адвес был в предвкушении. Сегодняшняя ночь обещала быть веселой – в квартале угольщиков был замечен богопротивный зверь – ликантроп. Давно они уже не попадались в городах Святой Инквизиции. Давно его славный меч Изот не купался в нечистой крови. Клинок уже начал скучать и днем часто жаловался хозяину на отсутствие работы. Но вот пришел его шанс и Адвес был уверен, что сегодня и он, и его клинок увидят вдоволь вражьей крови. Он бросил быстрые взгляды направо – налево и удовлетворенно кивнул. Братья Фок и Док держали равнение и интервал идеально, и даже повороты оны исполняли синхронно. Старший брат мог лишь гордиться своей тройкой – воины были отлично спаянной боевой группой.

По мере приближения к району обитания зверя стальные кони всё замедляли и замедляли свой бег, пока не остановились синхронно. Так же синхронно братья встали с них, издав лишь легкий металлический лязг – доспехи были отлично подогнаны.

Троица воинов обнажила мечи и двинулась вглубь трущоб угольщиков. Улицы здесь были узкие и кривые, все в налете черной угольной пыли. Пыль покрывала здесь всё – начиная с домов и заканчивая бродячими шавками, изредка шмыгавшими по подворотням. Святые братья здесь виделись эдаким пятном света на чёрной опухоли города.

В душе Адвеса не была страха. Страх мешал, страх отвлекал, поэтому все святые братья проходили посвящение по подавлению страха. Благодаря этому псы Господа дрались до последнего и дрались весьма эффективно.

Старший брат вынул из-за пояса серебряный рог и, набрав в могучую грудь воздуха, подул в него. Рог издал одновременно прекрасный и пронзительный полурык, полувой.

Это был сигнал вызова ликантропа на поединок.

Издалека донесся ответный вой – первый, второй, третий … десятый. Десять ликантропов огромными прыжками неслись на святых братьев. Адвес лишь спрятал кровожадную ухмылку под забралом – сегодня Изот напьётся крови до самой гарды.

И вот первый оборотень выскочил на братьев и сразу же замер, поймав по несколько ударов от каждого брата. В этот момент тройка Псов Господних напоминала серебристое торнадо – люди постоянно двигались, а их клинки плели смертоносные кружева. Подоспевшей восьмерке оборотней только и оставалось, что пытаться выбить из торнадо одного из участников, или же попытаться обезоружить их. Однако все попытки были бесплодными, все ликантропы уже были ранены и не один раз, а двое из них корчились в агонии.

Казалось, победа уже была в руках святых братьев, но тут как пыль на голову свалился десятый ликантроп, вожак. Блестящий шлем брата Фока покатился в одну сторону, его голова в другую. Человеческое торнадо распалось, Адвеса отбросило в одну сторону, Дока в другую. Доку повезло, он остался один против шести раненых оборотней, против Адвеса же выступал вожак стаи, достигавший в холке до 1,5 метра. Но старшего брата такой поворот ни капли не смутил. Он лишь скинул шлем, чтобы иметь больше обзора и кинулся на ликантропа.

За его спиной самоотверженно сражался Док, уже отправив ещё двоих оборотней в ад.

Теперь против него было лишь четыре ликантропа, но он потерял правую ногу до колена и теперь отбивался стоя на коленях. Вот сразу два волка бросились на него – того, что был спереди Док располовинил мощным ударом меча, но второй вцепился ему сзади в шею, скрежеща челюстями по металлу. Громадным усилием рук Док поднял волка за загривок, перебросил через себя и принялся душить. Тут уже и два других ликантропа подоспели, начав терзать доспехи человека в надежде добраться до сладкой плоти. Так святой брат и умер, сжимая в руках шею мертвого волка. Борясь до последней секунды, как и было положено псу Господа.

Старшему брату Адвесу на данный момент везло больше – он обзавелся лишь вмятинами на доспехах, тогда как его противник получил серьёзную рану на боку и слабел с каждой секундой. Наверное, это стало причиной того, что вожак ликантропов решил поставить всё на одну атаку. Он почти преуспел в ней – резким прыжком сбил  пса Господа оземь и попытался добраться до его горла. Но Адвес не был так прост. Удерживая правой рукой морду зверя он поднес левую к уху твари и резко сжал кулак. Из наруча вылетел узкий серебряный клинок и пронзил мозг ликантропа. Старшему брату лишь оставалось столкнуть с себя обмякшую тушу зверя. Пёс Господа поднялся на ноги и с вызовом посмотрел на двух оставшихся тварей. Но те не приняли вызов и, трусливо поджав хвосты, удалились.

Адвес улыбнулся:

— Пусть бегут твари, я сегодня замечательно повеселился, — тихо промолвил он.