В большинстве научных работ, посвященных исследованию проблем сепаратизма, не делается особого упора на выявление первичных основ этого явления. Обычно рассматриваются различные сопутствующие проблемы, связанные с сепаратизмом, иногда делается попытка связать данный процесс социально-политической жизни с другими близкими феноменами.  Для того чтобы определить, как возник сепаратизм и насколько он пустил корни в общественной жизни необходимо выявить его первичные предпосылки. В научной литературе термин «сепаратизм» появился в начале XX столетия, а как явление политической жизни оно возникло, исходя из современного звучания, по мнению специалистов, несколько десятилетий раньше. Его рождение связывают с баскским национальным движением за отделение и, соответственно, первыми известными лидерами сепаратизма были братья Арана, возглавляющие тогда оппозиционные силы .

Сепаратисты из Галиции, Страны Басков и Каталонии пишут, что у них 700 политзаключённых – раз в 15-20 больше, чем таковыми числятся в России

Рассматривая сепаратизм, большинство ученых не всегда связывают его с таким общественно-значимым явлением как национализм. Эти две тенденции мирового политического процесса как-будто проходят параллельно, что совсем неверно. Сепаратизм как движение отдельного народа развивается только в национальном или националистическом русле. Иначе оно, во-первых, имеет крайне мало возможностей к реализации (или его даже некоторые специалисты сепаратизмом не назовут) в связи с правилами международных отношений. Во-вторых, отсутствие национального различия автоматически ведет к потере основного общественного ресурса – мощной поддержки населения, напоминающую религиозное  поклонение или революционную преданность идеалам, которые могут быть ошибочны или малодостижимы. Если стремление к отделению основано на ненациональной базе, то такое общественное движение будет по времени непродолжительным.

Несмотря на то что в названии моей работы фигурирует термин «национальный» и упор сделан именно на исследование стремления отделиться тех этногрупп, которые претендуют на свою национальную идентификацию, в действительности хотелось показать особую значимость в сепаратизме его генетической связи  с национализмом. Немецкий ученый Эгберт Ян  считает, что большинство государств в Европе появились только благодаря сепаратистскому национализму. Именно в связи с возникновением национализма зависимых народов произошло образование практически всех восточноевропейских государств. Соответственно, если мы будем рассматривать экономический или политический сепаратизм регионов, он все равно, рано или поздно, должен пройти стадию подъема национального чувства (пусть даже искусственно созданной национальной общности или идентичности), без которого современное государство не может существовать. Для любой страны все, что связано с национальным, имеет форму подобную непререкаемому авторитету, так как государство обязано своим рождением именно национальным факторам. Об этом будет подробнее рассказано позже.

Для дальнейшего рассмотрения связи национализма с сепаратизмом необходимо дать определения им и обозначить их место в современной общественной  и политической жизни. Одно из определений национализма дал Акил Гупта, охарактеризовав его как современную форму культуры со своей пространственной и мифо-поэтической фактологией.  Когда национальное меньшинство пытается отделиться, оно также создает свои пространственные мифы, основанные часто не на реальности, а на желаемом положении дел. Если согласиться с идеями о национализме, как части культурной системы мирового сообщества, то необходимо тогда заметить, что в этом случае каждый этнос обладает своим национализмом.

Аналогичные идеи можно найти и в работе Эрнеста Геллнера, где он отождествляет национализм с самообманом и относит его как эмоциональный придаток к первобытным народным символам и ценностям. По мнению этого ученого, основной задачей национализма становится навязывание более высокой культуры, идущей из центра, на относительно изолированные местные очаги народной культуры. Принимая отмеченную характерную особенность, получается, что на национализм возлагаются важнейшие государственные задачи, несмотря на сопутствующие ему явные негативные оттенки межнациональных противоречий в полиэтнических странах. Об особом значении националистических представлений пишет также Р. Джонстон, который считает, что на их основе формируется политическая идентичность людей, необходимая для возникновения и существования государства.

По моему мнению, национализм является главной и необходимой предпосылкой сепаратизма. Благодаря националистическому чувству намерения отделиться приобретают очевидный и долгосрочный характер, что базируется на основаниях идейного характера, и подпитывается стойким эмоциональным чувством народных  масс. Национализм выступает как фундамент, на который можно надстроить политические конструкции, то есть политические движения, после чего они могут преобразоваться в партии, а в дальнейшем основной целью их может стать отдельное государство. Э. Геллнер рассматривает национализм как «принцип, требующий, чтобы политические и этнические единицы совпадали, а также чтобы управляемые и управляющие внутри данной политической единицы принадлежали к одному этносу». Соглашаясь с данным постулатом, становится понятно, почему сепаратизм необходимо считать явлением национального генезиса. Национализм требует для каждой нации своей отдельной территории, а ее добиться можно только через отделение от существующего государства, то есть через сепаратизм. Становится понятным, почему немецкий государственный  советник Михаэль Мертес определяет сепаратизм как «национализм этнических меньшинств, которые являются или ощущают себя притесненными этническим большинством».

Социально-территориальная идентификация (в разрезе региона)/ Регионы Украины в образах и стереотипах массового сознания, 2010 г.

Географическое пространство играет огромную роль в сепаратистских конфликтах. Д. Ньюман и А. Пааси, занимающиеся исследованиями территориальной идентичности, доказали  важнейшее символическое  значение территории для этноса. Территориальная идентичность может стать первоосновой будущей политической идентификации. Особенно важны исторические земли народов, которые часто становятся каркасом. На нем в дальнейшем строится этническая идентичность, стремящаяся в дальнейшем перерасти в национальную общность. Г. У. Солдатова считает, что этническая идентичность является психологической основой этнополитической мобилизации  людей, которых связывает этническое происхождение, для осуществления действий по достижению национальных интересов.

Весь мир состоит из нескольких тысяч этнических групп (от двух до пяти тысяч, в зависимости от того, как мы будем проводить классификацию). Различия между представителями различных этногрупп охватывают огромное количество социальных, культурных, фенотипических и иных характеристик. Сама биологическая природа  различий человека, способствует созданию национальной стереотипизации в этнических группах, их противопоставлению и конкурированию между собой. У Г.Тэджфела суммированы результаты многочисленных работ по проблемам социальных стереотипов, которые, как мы предполагаем, во многом лежат в основе  возникновения национализма или его стимулирования. Он выделил шесть основных черт, характеризующих стереотип. Опишем их кратко:

  1. основная масса людей готова легко присваивать иным группам неточные, предвзятые и однобокие определения;
  2. обычно эта классификация долго бывает постоянной и плохо поддается изменениям;
  3. процесс изменений социальных стереотипов очень медленный и зависит от политической, социальной и экономической ситуации;
  4. стереотипы становятся более сильными в случае наличия социальной напряженности между группами;
  5. стереотипы поддаются изменениям только при благоприятной окружающей обстановки (отсутствие открытых форм противостояния групп);
  6.  глубина стереотипизации и сложность ее преодоления связана с тем, что она происходит в детстве, часто бессознательно.

Friday September 19, 2014

Учитывая выявленные характеристики общественного межгруппового поведения, будет очевидным следующий факт. Практически любая этническая группа легко поддается «обучению» в своем противоборстве с другими себе подобными, так как конкурентные отношения между представителями разных народов рано или поздно возникают.

Наш современный мир в политическом отношении состоит из наций-государств. Часть народов (чуть больше двухсот) могут гордиться и пользоваться своей титульностью или государствообразующей (некоторыми учеными этот термин не признается) характеристикой, но большинство народов не владеют национальной территорией, хотя они могут иметь свой национализм и стремиться приобрести политический суверенитет. При этом неважно, что этногруппы, проживающие на одной территории имеют часто незначительные культурные различия из-за заимствований. По мнению В. А. Тишкова,  этническая группа представляет собой реальность отношений, а не действительно мощные различия объективных признаков.

Одной из мощных предпосылок зарождения национализма явилась демократизация мировых политических, экономических, социальных и, главное, культурных процессов. Возможность увидеть и сопоставить различные общественные и материальные образцы различных народов позволила  выявить кардинальные межэтнические отличия. Вместе с этим легче стало выразить собственное индивидуальное мнение. Парадоксально, но пик зарождения национализма приходится на тот исторический этап, когда у основной массы населения появляется больше свободного времени, которое оно может тратить в соответствии со своими желаниями. Народные массы начинают уделять несравнимо большее внимание социальным и политическим идеям и системам. Национализм в этих условиях легко занимает свое место в ряду других общественно значимых институтов. Приобретя законченную форму в крупных европейских государствах (Франции, Англии), он начинает постепенно экспортироваться в меньшие страны, а затем возникает у наиболее развитых этноменьшинств. По всей видимости, на такое быстрое и мощное развитие национализма повлияла географическая близость, когда национализм менее экономически развитого народа или менее развитой страны возникает в качестве ответа на столь сильный раздражитель, существующий у более «сильного» соседа.

Возьмем для примера опыт бывшего Советского Союза, где процесс демократизации общественной жизни значительно запоздал по сравнению с европейскими странами, но выявленные тенденции сопутствия национализма «открытию общества» присутствуют и здесь. Как справедливо заметил А. Г. Здравомыслов «демократизация советского общества, проходившая под лозунгом перестройки, ознаменовалась беспрецедентным ростом национальных движений». В этой ситуации, конечно же, происходило частичное слияние в новоиспеченных и возникающих политических организациях демократических и национальных идей. Национализм представителей титульного народа данной территории стал четко ассоциироваться с лозунгами перестройки, и теперь его уже начали иногда поддерживать даже представители нетитульных этнических групп. Постепенно демократические лозунги о равенстве прав и возможностей народов переросли в отчетливое желание некоторых из них отделиться и получить особенный статус – независимость.