«Благосостояние и процветание человечества требуют сотрудничества всех народов,которые взаимно дополняют друг друга естественными богатствами и научным опытом».

Фриц Хабер

Вплоть до весны 1915 года небольшой бельгийский городок Ипр, был известен лишь тем, что  еще с  ХII века здесь выделывали отличное сукно. Однако сейчас здесь  линия фронта —  XV корпус германских войск  несколько месяцев подряд пытается атаковать оборонительную линию, которую удерживают полк французских резервистов из Алжира и канадский дивизион Великобритании. Но вдруг из Берлина приходит необычное пополнение – пара сотен солдат, привёзших с собой странные цилиндры. Целый месяц они осторожно закапывали  вдоль окопов  6000 цилиндров.

Необычным отрядом командовал  энергичный человек в забавном пенсне и  мундире капитана Генштаба. Он, то возился с приборами, то измерял силу ветра.  Зачем-то заставлял фронтовиков по команде надевать страшные резиновые маски с гофрированными шлангами-«хоботами».

Отец иприта и «Циклона»

Странным  человеком был Фриц Хабер. Уже через 30 дней  от одного упоминания этого имени будет содрогаться весь мир – 22 апреля 1915 Фриц Хабер даст команду на подрыв баллонов, и облако из 160 тонн жидкого хлора накроет позиции англо-французских войск.

Отец иприта и «Циклона»

Более пяти тысяч солдат и офицеров погибли на месте, еще пятнадцать тысяч человек были обречены на медленную смерть в госпитале. Один из очевидцев первой в истории газовой атаки так описывал увиденное:

«Лица, руки людей были, глянцевого серо-черного цвета, рты открыты, глаза покрыты свинцовой глазурью, все вокруг металось, кружилось, борясь за жизнь. Зрелище было пугающим, все эти ужасные почерневшие лица, стенавшие и молящие о помощи…»

иприт1
Проще всего – назвать Фрица Хабера злодеем, маньяком, и убийцей по убеждению.
Однако, все его современники, напротив, называют  его добрым и надежным другом, склонным к раздумьям, самоанализу и депрессии. Великий учёный Альберт Эйнштейн, много лет друживший с Хабером, писал, что духовный мир и труды Фрица стали одним из важнейших  событий, дарованных ему в жизни; ну и то еще, прибавляет он шутливо, что Хабер часто заходил к нему на чашечку кофе.

Хабер родился 9 декабря 1868 года в Бреслау в одном из старейших и почтеннейших еврейских семейств этого города.  Зигфрид Хабер, его отец, занимался торговлей удобрениями и различными химикатами, а значит профессия его сына была предопределена с  рождения – Фриц был обязан стать достойным продолжателем дела отца.

Fritz Haber as a young child

После окончания гимназии,по направлению отца, Фриц отправился учиться на химика в Техническую школу Шарлоттенбурга, откуда  пошел добровольно служить в армию. После, молодой Хабер самостоятельно перевелся в Берлинский университет на физико-химический факультет, который он закончил с отличием.

Fritz Haber upon graduation from university

Все знакомые пророчили ему карьеру  учёного, но, к сожалению, Фриц вернулся домой и стал работать на предприятии отца – долг сына превыше всего. Также, он женился на своей однокурснице Кларе и у них родился сын Герман.

Photo of Clara Immerwahr

Заказы химической  промышленности Германии, которая развивалась семимильными шагами, требовали новых технологий, и Фриц Хабер, совмещавший работу на фабрике отца в Бреслау и аспирантуру в Цюрихском Технологическом институте, начал самостоятельные эксперименты.

В 1909 году он, совместно с Карлом Бошем,  открыл промышленный метод получения аммиака из азота и водорода для производства удобрений. Это открытие вывело его в передовую когорту мировой науки и позволило ему получить Нобелевскую премию по химии в 1909 году.

В 1911 году Фриц стал руководителем, основанного им в Берлине, Института физической химии и электрохимии имени Кайзера Вильгельма. Заведение  спонсировал  прусский магнат Карл Дуйсберг — владелец крупнейшего в Германии химического концерна «Interessen Germinschaft». Хабер работал днями и ночами, изобретая новые удобрения – он еще мечтал спасти немецких крестьян от постоянных неурожаев и накормить весь мир.

Отец иприта и «Циклона»

Но тут грянула  Первая Мировая война. Лаборатория Хабера, по заказу правительства, берется за разработку химического оружия и даже еще с большим энтузиазмом. Как позже вспоминал Макс Планк, Хабер, будучи типичным немецким романтиком того времени, был уверен, что как только мир увидит кошмарные последствия отравления ядовитым хлором, правительства содрогнутся от ужаса и тотчас же война закончится, а в Европе воцарится вечный мир. Поэтому Хабер и старался произвести как можно больше хлора, что бы и первая демонстрация была как можно более впечатляющей.

Отец иприта и «Циклона»

К январю 1915 г. подготовка была окончена, и Фриц Хабер в ранге капитана Генштаба убыл на фронт, чтобы лично открыть новую эру в истории. Однако, мы знаем, куда приводит дорога, вымощенная благими намерениями…

Новое оружие  подхлестнуло гонку вооружений. При этом бойня под Ипром больно ударила по самому Хаберу — жена Клара потребовала прекратить разработки химического оружия, а Фриц отказался. Уже 15 мая 1915 г. Фриц Хабер отправился на восточный фронт, где готовилась газовая атака против российских войск. В тот же день Клара  выстрелила себе с сердце и умерла.

Отец иприта и «Циклона»

Переживая потерю и вину, Хабер с головой погрузился в работу. В мае 1915 года он вновь отправился на восточный фронт, где немцы сражались с русскими войсками, и организовал 3 новых газовых атаки. Жертвами хлора стали 25 тысяч русских солдат. Позже он разработал еще более смертоносный газ — фосген.

Когда его начали использовать и англичане, то Фриц Хабер придумал горчичный газ(иприт) — коричневую жидкость с запахом чеснока, который можно было размещать в артиллерийских снарядах. Но, к счастью Антанты, никакой ужасный газ уже не смог бы помочь обескровленной Германии выиграть войну.

Отец иприта и «Циклона»

В 1918 году учёный бежал  в Швейцарию, спасаясь от  войск Антанты. Ведь британцы просто мечтали отправить на виселицу «отца газового оружия». Судьба приготовила Фрицу неожиданный подарок – по инициативе Шведской Академии наук он был награжден Нобелевской премией по химии за давнюю разработку метода получения аммиака. А перед авторитетом Нобелевской премии британцы были вынуждены отступить и сами вычеркнули его имя из списков разыскиваемых военных преступников.

Свободный и счастливый  Хабер вернулся в Веймарскую республику и вновь  возглавил свой институт, который тут же получил новый выгодный заказ от правительства. Для нужд сельского хозяйства республики было необходимо сделать новый инсектицид, который бы убивал абсолютно всех вредителей. Фриц Хабер предложил смешать синильную кислоту с какими-нибудь пористыми гранулами, например, с прессованными опилками. В итоге получается простой и дешевый порошок, который можно просто рассеивать по полям. Под действием лучей солнца из гранул начнет испаряться кислота, пары которой окажутся смертельными и для насекомых, и для крупных грызунов. Оказалось, что он одинаково опасен и для людей . В историю этот «универсальный» яд вошел под названием «Циклон-Б» — с помощью этого инсектицида в немецких концлагерях были убиты миллионы человек.

Отец иприта и «Циклона»

При этом, сами нацисты изобретателя «Циклона» не очень-то и  жаловали – ведь для членов НСДАП Фриц Хабер всегда оставался евреем — недочеловеком, которому не было места в новой Германии. Более того, в своей книге «Майн Кампф» Адольф Гитлер (сам, кстати, во время пострадавший от фосгена) обвинил химиков-евреев в заговоре против всех европейских народов – дескать, они специально придумали ядовитые газы, что бы во время войны истребить всех «арийцев».

Fritz Haber in 1928

В 1933 году Хабер вновь бежит из Германии – на этот раз вместе с второй женой Шарлоттой и сыном Германом. Сперва он направился в Британию и попытался было устроиться преподавателем в Кембридж. Но судьба-злодейка напомнила ему все злодения:   Эрнст Резерфорд устроил  травлю. Были задействованы даже студенты, сразу не пожелавшие ходить на лекции «палача их отцов».  Хабера  уволили,  на почве травли он получил инфаркт.

Химик и будущий первый президент Израиля Хаим Вейцман предложил Габерy работать в палестинском исследовательском институте Даниэля Сиффа в Реховоте (позднее переименованный в Институт Вейцмана). И в январе 1934 года Хабер отправляется в Палестину. По дороге в одном из отелей городка Базель он и умер 29 января 1934 года в возрасте 65 лет. В его номере было обнаружено письмо от Макса Планка, которое Фриц перечитывал перед смертью: «Единственное, что дарит мне некоторое облегчение в этом состоянии подавленности, это мысль, что мы живем во времена катастрофы, которую приносит с собой любая революция, и что мы многое, что происходит, должны воспринимать как явление природы…»

Его вторая жена с двумя детьми осталась жить в Англии. Сын Хабера от первого брака, Герман, эмигрировал в США, где покончил жизнь самоубийством в 1946 г. По иронии судьбы остальные члены семьи Хабера были уничтожены в германском концентрационном лагере Циклоном-Б.

В Берлине до сих пор действует институт, основанный Фрицем Хабером, который теперь носит его имя. О разработке «Циклона Б» здесь стараются не вспоминать.