До сих пор внимание большинства в нашем обществе приковано к жертвам сталинских репрессий и красному террору. Не смотря на ресоветизацию сознания населения, граждане едва успевают отбиваться от нападок на наше прошлое: «20, нет, 40 млн репрессированных!», «Пол страны сидело, пол охраняло!», «58 статья!», «Два миллиона, нет, три, расказаченных красными штыками!». Сюда же относятся повешенье памятной доски Маннергейму при участии государственных лиц, то же и с памятной доской Колчаку.

Считаю, пора переходить в наступление, одной обороной и развенчанием антисоветских мифов сложно добиться полноты картины. И точно так же, как приходится разбираться с русофобией, зачастую невероятно плохого качества, битой в полемике ещё 1920-х годов — ровно так же приходится заново рассказывать согражданам о преступлениях белогвардейцев, особенно белоэмигрантском терроре 1920-1940-х, который, как ни странно, присутствовал. Например, общая численность белоэмигрантских формирований в некоторые периоды не уступает предположительной численности боевиков ИГИЛ (запрещ. в РФ), о чём речь пойдёт ниже. Антисоветская агитация различных направлений, теракты против советских граждан, дипломатов, чиновников, служащих, военных длились на протяжении более 20 лет. Только умелое противостояние белогвардейским террористам погранвойск и органов ОГПУ, Разведупра РККА позволило снизить ущерб от их деятельности на советском Дальнем Востоке.

Карта боевых действий возле КВЖД. Прекрасно отображён обсуждаемый ниже район расселения белой эмиграции, населённые пункты, на которые совершались нападения.

Большое количество выходцев из Российской империи поселилось на Северо-Востоке Китая, в Маньчжурии, ещё до Первой Мировой войны — всё началось со строительства Китайской Восточной Железной Дороги (КВЖД), связывавшей центральные районы страны с Приморьем. Обслуживающий персонал, инженеры, путешественники, бизнесмены проживали в Харбине (центр русской диаспоры) и других городах по соседству.

Русские на улицах Харбина

 

Церковь в Харбине

 

Мостовая улица, г. Харбин

В 1918-1919 гг. к ним добавились покинувшие страну дворяне, купцы, чиновники, крестьяне и мещане, словом, представители русского общества, не принявшие Октябрьское вооружённое восстание и власть советов. После разгрома Колчака, в Китай бежали казачьи части атамана Семёнова и остатки армии Каппеля. В результате, по окончании Гражданской войны и иностранной интервенции в Маньчжурию перебрались остатки белогвардейских войск численностью до 120.000 человек (численность ИГИЛ — группировки, запрещённой в РФ — в 2014 г. оценивалась в 100.000 человек) . В 1920-1930 гг. туда же бежала часть советского населения, сопротивлявшаяся коллективизации, индустриализации и свёртыванию политики НЭПа. Таким образом, молодой Советский Союз и его Дальневосточная Республика, влившаяся в состав РСФСР (октябрь 1922 г.), сразу столкнулись с напряжённой обстановкой на границе.

В самом Китае на начало 1920-х годов ещё не было единого государства, шла, фактически, гражданская война за очередное объединение провинций. На Северо-Востоке страны правила группировка милитаристов, можно сказать, хунта, называемая «Фэнтяньской кликой» во главе с Чжан Цзолинем и Чжан Цзунчаном. «Клика» вела войну с центростремительными силами из Гоминьдана и нуждалась в союзниках, а так же средствах на ведение войны.

Чжан Цзолинь

 

Чжан Цзунчан

Помимо милитаристов, Северо-Восток Китая был вотчиной хунхузов, группировок китайских бандитов, промышлявших разбоем, грабежом, торговлей опиумом, который они выращивали и переправляли в притоны по всему Китаю.

Хунхузские бандиты

Хунхузы перед казнью

Прибывающим из России мигрантам требовалось найти работу для обеспечения жизни. Кому-то посчастливилось попасть на русские предприятия, но большинству из нижних сословий диаспоры пришлось пытаться устроиться на местном рынке труда, конкурировать на котором с китайцами было чрезвычайно сложно из-за незнания китайского языка и запредельной дешевизны китайской рабочей силы. Поэтому нищета мещан, крестьян и казаков способствовала поискам незаконных источников заработка.

Тяжёлое материальное положение усугублялось духовными страданиями покинувших Отечество, ностальгией. Красный Крест в Харбине, дамские комитеты и общества ухода за бедными не могли обеспечить всех заботой и заработком. До 12-15 тысяч человек, способных носить оружие, в первые годы эмиграции было готово продолжать борьбу с советской властью или податься в наёмники.

Русские наёмники в войсках Северо-Восточного Китая

Местная хунта немедленно нашла применение опасному и вынужденному соседу. Русские военные специалисты наладили в армии Чжан Цзолиня обучение войск, создали пулемётные, сапёрные подразделения и даже авиаотряд, консультантом по формированию кавалерии был лично атаман Семёнов.

Ещё в декабре 1920 г. правительство Цзолиня провозгласило борьбу против проникновения коммунизма в Азию, объявив Маньчжурию главным препятствием на пути красных. В начале 1921 г., на переговорах в Мукдене между атаманом Семёновым, Чжан Цзолинем и японским консулом было решено создать Лигу по борьбе с коммунизмом из японских частей, белогвардейцев и отрядов китайских милитаристов.

Солдаты русской бригады войск Чжан Цзолиня

Другая часть русской эмиграции занялась контрабандой якутского золота, алмазов и меха из СССР, бандитизмом, разбойными нападениями на приграничные советские населённые пункты, влилось в торговлю опиумом, сдавая хунхузам землю по концессиям и выращивая мак самостоятельно.

Активную позицию в использовании белой эмиграции заняла японская разведка, стремившаяся распространить своё влияние на Советское Приморье и Сибирь.

26 июня 1923 года в Приморье, на перегоне Уссури-Прохаско белогвардейские диверсанты положили на полотно железной дороги рельсы и шпалы. Только бдительный машинист спас свой состав от крушения. В ночь на 27 июня был произведён обстрел охранения моста через р. Хор около Хабаровска. В июне—июле 1923-го отряд под командованием бывших белых офицеров Филиппова и Кочмарёва захватил ст. Дарасун в Забайкалье, разбил телеграфные аппараты, прервал движение поездов. В феврале 1924-го судебный процесс над захваченными Кочмарёвым и его помощником Якимовым показал, что диверсионными действиями руководил есаул Филиппов, один из ответственных исполнителей генерала Шильникова по созданию специальных групп для дезорганизации работы железнодорожного транспорта. В конце августа 1923 года при нападении на ст. Белогорск Амурской ж.д. белоэмигрантскими бандами была сожжена водокачка и выведен из строя телеграфный аппарат, на разъезде 485-й версты Уссурийской ж.д. были разбиты аппараты связи, уничтожены станционные постройки, сожжён деревянный мост.

Большой ущерб белоэмигрантская диверсионная деятельность наносила работе телеграфной и телефонной связи. В 1923 году руководитель белопартизанских отрядов есаул Овечкин регулярно высылал мелкие группы по 3—5 человек для повреждения линий связи. В июле 1924-го на железнодорожных разъездах в Спасском уезде белогвардейцы вывели из строя телеграфную и телефонную связь. В августе—декабре в 5 км от Благовещенска был вырезан целый пролёт телеграфных и телефонных проводов. В апреле—июне 1925-го белоэмигрантские отряды 25 раз прерывали телеграфно-телефонную связь между уездными центрами и волостями Приморья, Приамурья и Забайкалья.

С течением времени отдельные диверсии и бандитские нападения лишь усиливались из-за развития белогвардейских политических и боевых организаций в Маньчжурии: Восточный отдел Российского Обще-Воинского Союза (РОВС, идеологом которого признан философ Ильин), Легитимисты ( сторонники возведения на трон великого князя Кирилла Владимировича), Сибиряки-областники профессора Головачёва (предтеча современных сибирских сепаратистов), шанхайская группа автономной Сибири, Дальневосточный корпус русских добровольцев, партия младоросов полковника Павловского, Союз казаков-монархистов генерала Савельева, кадетская группа Коробова, Демократическое объединения доктора Спасского, Крестьянская трудовая партия Морева, русская национальная община Лутчева, отделение Высшего Монархического Совета Мошкова, Союз Мушкетёров, филиал Братства русской правды под руководством генерала Никитина и Грызова, фашистские организации, вроде Всероссийской Фашистской Партии Родзаевского, близкие к Семёнову Союз русских фашистов (Осипов), ячейки Кепова, Ферапонтова и др. Все эти организации были объединены общей целью — борьбой с политическим режимом в СССР. В то же время, из-за великого многообразия взглядов на будущее России среди белой эмиграции не было единства, организации враждовали между собой, одной из острейших задач постоянно была добыча средств к существованию из-за чего силовые акции носили зачастую не повстанческий, а чисто разбойный характер.

Наибольшего успеха поначалу достигли те, кто стал наёмниками у хунты Чжан Цзолиня. В 1923 году в составе 1-й армии войск последнего полковником В.А. Чеховым был сформирован отряд русских белогвардейцев, состоявший из нищенствовавших в Харбине офицеров. Отряд быстро дорос до группы войск, состоявшей из пехотной бригады (104-й и 105-й полки) и кавалерийской бригады двухполкового состава, отдельных инженерных рот, авиационной эскадрильи и охраны командующего армии Чжан Цзунчана. В январе 1925 г. Цзунчан, по заявлению японского агентства в Пекине «Ниппон Демпо», приступил к формированию нового русского корпуса. Японская разведка предлагала оказать содействие вооружённому нападению белоэмигрантских отрядов на СССР с территории Монголии (Государственный Архив Хабаровского Края, далее ГАХК, Ф. 893, оп. 1, д.1, л. 330, 497).

Русские солдаты на службе правителей китайского Северо-Востока

Несмотря на протесты советского правительства, китайцы сохраняли в составе своих войск русский отряд, собираясь применить его против коммунистов. Нарком иностранных дел СССР Г.В. Чичерин с раздражением охарактеризовал добровольческое соединение, перешедшее к тому моменту под командование генерала К.П. Нечаева как «отряд белых кондотьеров», который «безнаказанно разгуливает по всему Китаю и, пользуясь своей высокой военной квалификацией, одерживает победы» [20, с. 97]. Чичерин потребовал от Иностранного Отдела ОГПУ СССР принять неотложные меры по разложению и ликвидации отряда Нечаева и других белогвардейских организованных воинских формирований.

Нарком иностранных дел СССР Г.В. Чичерин

Надо заметить, что для ОГПУ Гражданская война не заканчивалась. Погранвойска ОГПУ СССР не переставая отбивали налёты белогвардейских и китайских банд на нашу территорию. «Охрану границ в мирное время, — подчёркивал председатель ОГПУ Ф.Э. Дзержинский, — отделить от борьбы с контрреволюцией и бандами, где система разведки должна занимать всё больше места, нельзя». В 1923 году на участке дальневосточной границы, где в последующем сформировались Владивостокский, Гродековский и Кяхтинский пограничные отряды, были разгромлены 43 вооружённых формирования и уничтожены 2430 нарушителей государственной границы. В 1926 году дальневосточным пограничникам пришлось отражать налёты белоэмигрантских банд из-за кордона 51 раз, в 1927-м — 57; в том же 1927 году было зафиксировано 50 случаев обстрела пограничных нарядов. С 1923 по 1928 год были полностью ликвидированы 22 белопартизанских отряда на советской территории, общей численностью около тысячи человек, задержаны более 100 диверсантов. За незаконное пересечение границы в тот период пограничниками задерживалось до 20.000 человек в год. Поэтому разведывательные органы ИНО ОГПУ активно подключились на помощь пограничникам, чтобы перенести войну на территорию противника.

 

Полномочный представитель погранвойск ОГПУ по ДВК (февраль 1926 — декабрь 1929) Ф.Д. Медведь

Пограничники комендатуры ОГПУ. Спасск-Приморский. Приморская область. РСФСР. 1923 год.

Наша резидентура направила в воинские отряды эмигрантов своих агентов, главными методами которых была агитация, убеждение и подкуп, весьма эффективные в условиях потерянных ценностных ориентиров и тяжёлого материального положения. В русской группе войск начались растраты казённых средств, имущества, участились случаи перехода с оружием на сторону Гоминьдана, являвшегося основным противником «Фэнтяньской клики».

Чан Кайши

Окончательно доверие Чжан Цзолиня русская группа войск лишилась после того, как во время совместной операции шаньдуньских и чжилийских войск против войск Чан Кайши (глава Гоминьдана) в ноябре-декабре 1927 г. она оставила неприятелю 4 бронепоезда с оружием и боеприпасами.

В январе 1928 г. хэннаньскими гоминьдановскими отрядами был уничтожен 2-й конный полк в количестве 400 сабель с 4 пулемётами, входивший в состав русской конной бригады генерала В.С. Семёнова. Белоэмигрантские части утратили свою репутацию «непобедимых и непоколебимых», в следствии чего маршал Сун Чуанфану, принявший командование шаньдуньскими войсками «Клики», приказал соединение из русских добровольцев расформировать. Угроза советскому Дальнему Востоку, исходившая от более-менее крупных воинских формирований белогвардейцев была устранена, эмигранты перешли к активной партизанской форме борьбы, что означало первую стадию распада их движения.

15 февраля 1928 года группой «русских патриотов» в Маньчжурии сформирован конспиративный Краевой русский активный комитет по борьбе с Третьим Интернационалом. Целью ставилось свержение тирании советского строя, вооружённое восстание народных масс с вовлечением в него армии и флота. Было решено создать два типа отрядов: карательные (для очищения населённых пунктов от провокаторов и шпионов) и партизанские (для уничтожения отделов ГПУ, складов, разрушения линий связи, нападение на железнодорожные станции КВЖД — с 1924 года она являлась совместным советско-китайским транспортным предприятием, в результате чего в Маньчжурии появилось большое кол-во советских служащих, торговых миссий и чиновников) (ГАХК. Ф. 893, оп. 1, д. 1, л. 487-494).

В организации белогвардейских отрядов нового типа активное участие приняли главные русские организации эмигрантов, например, из Парижа. Генерал Н.П. Краснов, глава Братства русской правды, выделил 2000 долларов на нужды боевиков, а Высший Монархический Совет в Париже — 40.000 йен. Для координации действий различных политических организаций эмигрантов на Дальний Восток прибыла особая группа под руководством капитана первого ранга К.К. Шуберта, в состав которой входили капитан второго ранга Б.П. Апрелев, полковники Ю.П. Апрелев, Н.В. Фролов и другие [20, с. 92-93].

В том же 1928 году в Харбин из США от имени Великого князя Николая Николаевича Романова для организации партизанского движения прибыл генерал Н.П. Сахаров (интересно, как бывший Верховный Главнокомандующий Русской императорской армией и флотом в 1914-1915 гг., победитель турок на Кавказском фронте превратился в эмиграции в спонсора террористов) . По данным резидентуры ИНО ОГПУ, он располагал оружием, достаточным для создания отряда численностью в 50 человек. Кроме того, Сахаров ожидал поступления денежных средств от своего бывшего сослуживца по Сибирской армии — генерала Д.А. Лебедева, собиравшегося жениться на купчихе-миллионерше Е.Н. Литвиновой, главном акционере «Чосен-банка», имевшем отделения по всему Китаю и во Владивостоке. Начало активных действий определялось прибытием в Харбин полковника русской группы войск Г.К. Сидамонидзе…

Г.К Сидамонидзе

Здесь следует сделать отступление, и пояснить, что в 1927-1929 гг. через несколько фирм (транзитную «Такаоко», транспортную контору «Синья Сиотен» и как раз отделение «Чосен-банка» во Владивостоке) незаконную экономическую деятельность в Советском Приморье осуществляли японские бизнесмены, связанные с разведкой Страны Восходящего Солнца. Вместо уставной деятельности, они занимались скупкой советского золота, драгоценностей, советских червонцев и иностранной валюты. Полученные ценности они выводили за рубеж, в том числе дипломатической почтой китайского посла (!!!) во Владивостоке или переправляли в другие японские фирмы в Советском Союзе. В том числе таким образом японцы добывали у советского народа средства на борьбу против него самого белоэмигрантских отрядов. Однако, органами контрразведки ОГПУ преступная сеть была раскрыта, 10 человек были посажены в тюрьму, а валютные операции начали осуществляться на законной основе. В этот же период были ликвидированы три группы, доставлявшие из Харбина в СССР по заказу японской разведки фальшивые советские червонцы.

…Сахаров создал Дальневосточный Корпус русских добровольцев, который включал, не смотря на громкое название, всего 3 партизанских отряда по 15-30 человек. Была определена территория их предполагавшейся террористической деятельности: отряд П.А.Вершинина должен был работать в Забайкалье, отряд С.Н.Марилова — в Приморье, отряд Н.Худякова с китайской территории действовал бы в Амурской области. Бывших белых офицеров и казаков записывали в отряды семёновский генерал Савицкий, полковники Иерусалимский и Патешвили (ГАХК. Ф. 893, оп. 1, д. 1, л. 273, 284).

Постоянно предпринимались попытки объединить эмиграцию под руководством одного лидера. Японцы стремились протолкнуть в вожди атамана Семёнова, ядром сделать «Всероссийскую фашистскую партию» Родзаевского. Великий князь Николай Николаевич Романов прислал для тех же целей бывшего управляющего КВЖД Д.Л. Хорвата, как наиболее влиятельного у самых первых русских эмигрантов в регионе, называвших когда-то свою Маньчжурию «счастливой Хорватией». Но все попытки были обречены из-за чрезвычайной идейной разнородности, апатии сословных низов диаспоры, чрезмерных амбиций отдельных лидеров и успехов советской разведки на ниве стравливания политических организаций белогвардейцев между собой.

Генерал Хорват во Владивостоке с представителями Антанты, 1918 год, иностранная интервенция в Россию

Наибольший вклад на этом направлении деятельности ОГПУ СССР связан со знаменитой операцией «Трест» по созданию ложного антибольшевистского движения «Монархическое Объединение Центральной России», позволившей выявить настоящих монархистов и их пособников внутри страны и за рубежом. Благодаря этой международной операции, проходившей в 1921-1926 гг. в СССР удалось выманить британского «короля шпионажа» Сиднея Рейли и беглого генерала А.Кутепова, которые были осуждены и казнены.

Сидней Рейли, прославленный британский шпион

 

Генерал Кутепов

Но ещё более далеко идущие последствия имела подконтрольная поездка в Союз влиятельного националиста-эмигранта Василия Шульгина (его биографию мы как-нибудь разберём отдельно, т.к. она напрямую связана с Перестройкой и сегодняшней ситуацией в информационной войне в России). Шульгин по возвращении из СССР в 1927 году написал книгу «Три столицы», в которой свидетельствовал о возрождении России под властью большевиков, чем породил появление движение «сменовеховства» в белогвардейской эмиграции, желавшего примириться с большевизмом и признать новую Россию.

Именно появление этой новой идеологии в частности позволило разложить боевые соединения белогвардейцев в составе войск китайской хунты в Маньчжурии и вносить смуту во взаимоотношения мигрантских политических движений. Справедливости ради, стоит отметить, что курс на примирение с советским строем позволил привлечь на сторону Родины большое количество интеллигентных людей, вернуть в Советский Союз множество достойных деятелей эмиграции, военных специалистов и укрепить позиции за рубежом перед Второй Мировой Войной. Альтернативный путь для русских людей заключался в создании исключительно жестоких фашистских формирований. Но об этом чуть ниже.

Работа советской разведки к концу 1920-х гг. резко усилилась в связи с новым курсом на индустриализацию и коллективизацию. Свёртывание НЭПа, преследование спекулянтов, раскулачивание привели к активной борьбе буржуазных элементов, остававшихся в СССР, против советской власти. Например, некоторые из высылавшихся в Сибирь и на Дальний Восток кулаков бежали в Маньчжурию и присоединялись к белоэмигрантскому движению. Беглецы принесли с собой надежду на возможность свалить советскую власть хотя бы в дальневосточном регионе страны, чтобы создать альтернативное правительство и попытаться привлечь на свою сторону части Красной Армии и Военно-Морского Флота.

Три фотографии неизвестных сотрудников ОГПУ СССР 1920-1930-е

 

 

Поэтому резидентура ОГПУ пристально наблюдала за подготовкой партизанских отрядов белогвардейцев на китайской стороне. Если в 1926 г. в Китае было всего 5 советских резидентур, то в 1929 г. уже 13, пять из которых располагались в Маньчжурии. Представители ИНО ОГПУ действовали в Пекине, Харбине, Шанхае, Тяньцзине, Кантоне, Мукдене, Чанчуне и других городах, а так же во всех отделах КВЖД [20, с. 97]. Помимо белогвардейцев, советские разведчики «опекали» представителей иностранных спецслужб, прежде всего японцев, противостояли китайским хунхузам и осуществляли помощь Гоминьдану в борьбе с «Фэнтяньской кликой».

В 1923 г. было сформировано бюро дезинформации, действовал осведомительский отдел ОГПУ, контрразведка. Дипломаты Наркомата иностранных дел, представители ГПУ и Разведывательного Управления РККА действовали вместе, используя для прикрытия советские торговые представительства, фирмы, средства массовой информации. По словам ревизора при политотделе Главного полицейского управления в Харбине Н.Э. Саммера, советские агенты подкупили почти всех высших китайских чиновников, особенно на линии КВЖД, использовав культурную особенность китайцев — чествование денег, финансовой успешности, вплоть до суеверий.

В 1928 г. задача поиска контактов и вербовка агентуры была возложена на главу осведомительного отдела ОГПУ А.М. Мендрина, подчинявшегося непосредственно советскому резиденту в Харбине Опперкуту. Для прикрытия своей деятельности Мендрин занимался бизнесом: искал инвесторов для английской компании, владевшей концессиями в Северной Маньчжурии на разработку месторождений каменного угля, торговал цинком, был инвестиционным посредником при сооружении китайцами судоверфи на р. Сунгари (ГАХК. Ф. 893, оп. 1, д. 1, л. 247-248).

Метод, который активно использовался Мендриным, заключался в провоцировании представителей белой эмиграции на совершение терактов с целью дальнейшего внедрения в организацию и раскрытия других готовившихся акций. Так, представившись выехавшим из СССР членом организации легитимистов «императора» Кирилла Владимировича Романова, Мендрин объявил, что совершил несколько успешных терактов против видных советских работников, после чего предложил белой группировке похитить М.М Лашевича, А.И. Геккера и других советских сотрудников КВЖД с целью получения выкупа. Он так же агитировал «одного энергичного и делового офицера» сформировать партизанский отряд для восстания в советском Приморье, с занятием Владивостока, предлагал ограбить артельщика КВЖД, едущего с выручкой между станциями). Свою идею разведчик подкреплял обещанием достать 5-6 тысяч долларов.

Задачу по выяснению отношения белой эмиграции в Китае к представителям Великобритании и США он выполнил, предложив одному из лидером эмигрантов написать меморандум об оказании материальной поддержки на поднятие восстание и отправить его в Пекин для вручения английскому и американскому послам.

В начале 1928 г. Мендрин, работая под английского агента посла Лемпсона и финансового политического представителя британского правительства, обещал регулярно выделять финансы, чтобы объединить харбинские разрозненные белогвардейские группировки в Харбинский Филиал. Ячейки этого филиала, якобы, действовали на Волге, Урале и в Приморье. Мендрин так же обратился с просьбой к генерал-лейтенанту К.И. Сербиновичу предоставлять сведения о деятельности белоэмигрантских организаций англичанам.

Ещё одной из эффективных операций главы осведомительного отдела было создание своей собственной политического движения — Национально-демократической партии краевой организации. Агентура ОГПУ помогла ему создать массовку и придать на короткое время данному объединению вес. Используя влияние «своего давнего друга» генерала Н.И. Савельева и пообещав выделить 3500 фунтов стерлингов, Мендрин привлёк в организацию лидеров белого движения Г.В. Энборисова — в качестве председателя, генерала И.Н. Никитина (вице-председатель), а так же генерал-лейтенанта К.И. Сербиновича и А.П. Бакшеева (будущего главу Бюро по делам российских эмигрантов и сподвижника главного русского фашиста на Дальнем Востоке К.Родзаевского) и других. В дальнейшем партия Мендрина распалась из-за того, что денежные средства так и не поступили, однако, кратковременное существование нового движения придали ему политический вес и открыли доступ к секретной информации белой эмиграции.

А. П. Бакшеев

В 1924 г. сотрудниками ИНО ОГПУ был уничтожен полковник И.Г. Ширяев, бывший помощник атамана Уссурийского казачьего войска И.П. Калмыков. В том же году советские агенты обезвредили повстанческую организацию «Таёжный штаб», координировавшую работу белопартизанских отрядов на советской территории.

В апреле 1925 г. оперативники Забайкальского губернского отдела ОГПУ захватили и вывезли в СССР активного организатора и участника вооружённых набегов на советскую территорию З.И. Гордеева [25, с. 147].

23.03.1926 г. сотрудником КРО ОГПУ С.П. Лихаренко в Китае были захвачены и переправлены в Союз атаман Б.В. Анненков и начальник штаба его отряда генерал-майор Н.А. Денисов, намеревавшиеся развернуть вооружённую борьбу против советской власти [15, с. 26].

Напомним, что атаман Анненков занимался в Гражданскую примерно такими «подвигами»:

>»Количество жертв «анненковского» террора исчисляется многими тысячами. Так, в одном Сергиополе было убито около 800 человек, а возле озера Алаколь по приказу атамана расстреляли 3800 солдат и казаков, пожелавших остаться в России.»

> Типичным для карательных операций частей Анненкова являлся образ действий, описанный на семипалатинском процессе свидетельницей Цирюльниковой, жительницей села Чёрный Дол (вблизи Славгорода):

«Они нашу деревню оцепили и начали рубить. Кто из мужчин не успел убежать, всех изрубили — 18 человек. Делали что хотели, забирали, палили, смеялись над женщинами и девушками, насиловали от 10 лет и старше. У меня в хозяйстве спалили 45 десятин хлеба, взяли пару лошадей, корову, все хозяйство разрушили. И тогда моего мужа взяли в город и изрубили, отрезали нос и язык, вырезали глаза, отрубили полголовы. Мы нашли его уже закопанным. Всех оставшихся в селе перепороли». Деревня была сожжена.

Атаман Анненков

 

В январе 1928 г. была предотвращена одна из самых масштабных операций белой эмиграции. На 21 января намечалось выступление на советскую сторону большого кол-ва хунхузских отрядов из провинции Цзилинь. Их объединением для захвата советского Приморья занимался Н.Д. Меркулов. В случае успеха предполагался выход в течении нескольких недель к Никольску-Уссурийскому. Город собирались захватить и продержаться в нём несколько дней, чтобы грабить советское население с целью сбора средств на дальнейшую вооружённую борьбу. Затем, при последующем укреплении в Приморье, следовало организовать фронт, агитацию местного населения, привлечь на свою сторону части РККА.

В случае закрепления Меркулова в Приморье хунхузам должна была быть выплачена компенсация за убитых и раненых, потерянное оружие, выдано вознаграждение на покупку боеприпасов, обмундирования и снаряжения. Меркулов собирался дать гарантии хунхузам равноправного их участия в операции вместе с русскими. Кроме того, привлечь китайских добровольцев Меркулов планировал предоставлением им льгот для торговли и выдачей концессии для посевов опиумного мака (ГАХК. Ф. 893, оп. 1, д. 1, л. 203).

При заключении договора обе стороны должны были предоставить для намечавшегося дела деньги и боеприпасы. Меркулов, в частности, взял на себя обязательство выделить 20.000 долларов, 10.000 гранат и 100.000 патронов. Китайские бандиты, а именно «Союз тысячи», должны были обеспечить боеготовность около 10.000 человек (помимо хунхузских отрядов), а так же предоставить 50.000 долларов.

Глава «Союза тысячи» Ли Цзун Цае рассчитывал получить деньги от одного из членов союза Ли Хуз Мина, бизнесмена, работавшего с недвижимостью в Харбине, однако, тот в последний момент под влиянием родственников вышел из движения и сорвал поставку денежных средств.

18 января 1928 г. в Харбин прибыл представитель Меркулова В.П. Разумов. На состоявшейся в тот же день встрече присутствовали так же И.Ф. Шильников, Ли Цзун Цае, Тянь Кай, Чон Вэй Чин и другие представители сторон. Поскольку русские не понимали по-китайски, а китайцы ни слова не знали по-русски, то посредником выступал китаец Чен, по совместительству агент ОГПУ. Ли Цзун Цае был готов подождать обещанных русскими денег и оружия, а Разумов в свою очередь хотел объяснить, что все оговорённые средства поступят хунхузам позже. Но Чен запутал присутствующих: потребовал от Разумова немедленного перевода ресурсов, а китайцам сказал, что Меркулов отказывается от своих обязательств. В результате произошёл полный разрыв отношений между Разумовым и хунхузами (ГАХК. Ф. 893, оп. 1, д. 1, л. 190). Таким образом, без жертв была предотвращена крупная террористическая операция белогвардейцев на нашей территории. В результате успешных действий советской разведки и дипломатии белоэмигрантское движение перешло на следующую стадию разложения — индивидуальный террор, бандитизм, разбой и похищения людей. Для этой стадии так же характерна потеря белогвардейцами остатков самостоятельности, переход к фашистской идеологии и службе на японскую, а затем и немецкую разведку.

Становление русских фашистов в белой эмиграции тесно связано с именем Константина Родзаевского, человека незаурядной судьбы в среде мигрантов. До середины 1920-х он был советским подростком, школьником, даже вступил в комсомол, но внезапно сбежал в Маньчжурию в 1925 году и поступил на юридический факультет в Харбине. Его взгляды формировались под влиянием преподавателей-националистов Н. Никифорова и Г.Гинса. Первый создал Русскую Фашистскую Организацию, включив в неё своего ученика, а второй был пламенным борцом с идеей «сменовеховства», склонявшей некоторых белогвардейцев к признанию советского строя в России и построения диалога с советским правительством.

К. Родзаевский

Позже, в 1931 году Родзаевский провёл Первый Съезд организованной им Русской Фашистской Партии. На съезде он был избран генеральным секретарём. За 2 года партия стремительно выросла до 5000 активистов, были созданы печатные органы: журнал «Нация», газета «Наш путь» под редакцией генсека Родзаевского.

Песенный сборник русских фашистов в Маньчжурии

Журнал «Нация»

Газета «Наш Путь»

В 1934 г. Русская Фашистская Партия объединилась в Йокогаме с Всероссийской Фашистской Организацией жившего в США Анастаса Вонсяцкого.

А. Вонсяцкий

Новая структура называлась «Всероссийская Фашистская Партия» (ВФП). Партия тесно сотрудничала с атаманом Семёновым и занялась широкой воспитательной деятельностью среди подрастающей эмигрантской молодёжи. Были созданы сиротский дом для русских детей, Российское Женское Фашистское Движение, Союзы Юных Фашистов и Фашисток — Авангард, Союз Фашистских Крошек, Союз Фашистской Молодёжи, Академия Столыпина.

Представители русских фашистов с воспитанниками (на заднем плане слева, похоже, Николай II)

В результате под влияние идеологии русского фашизма попали дети практически всей белой эмиграции Китая. Во Второй Мировой Войне многие воспитанники заведений ВФП стали преданными союзниками Гитлера, агентами немецкой разведки, добровольцами в русских формированиях СС. Это было отражено даже в художественной литературе, например, в произведении Богомолова «В августе 44-го…» командиром немецкой разведгруппы является потомственный казак, выходец из белой эмиграции в Китае по фамилии Мищенко, воспитанник, предположительно, Союза Фашистской Молодёжи, работавшего под крылом ВФП Родзаевского/Вонсяцкого.

Главный злодей «В августе 44-го» — террорист Мищенко в исполнении актёра А. Балуева

 

Боевики ВФП во главе с Родзаевским встречают на вокзале Вонсяцкого

С 1936 г., по заданию японской разведки, террористы ВФП забрасывались на территорию СССР. К счастью, советские пограничники и органы ОГПУ пресекали большую часть их акций, но известен, например, случай, когда группа фашистских агитаторов преодолела границу и 400-километровый путь до Читы, появилась на праздничной демонстрации 7 ноября 1936 г., где раздавала антисталинские листовки. Этой группе удалось благополучно вернуться в Маньчжурию. В 1938 г. японской военной миссией в Харбине была открыта диверсионно-разведывательная школа «Асано-бутай», в которую с охотой принимали русских эмигрантов и членов ВФП.

Другое направление деятельности Всероссийской Фашистской Партии был криминальный бизнес: торговля наркотиками, организация проституции, похищения людей. Много шума наделал случай, когда боевики ВФП украли известного в Маньчжурии пианиста еврейского происхождения Семёна Каспе и потребовали от его отца — одного из богатейших харбинских евреев — большого выкупа. Однако, радикальный антисемитизм не позволил дождаться окончания переговоров — фашисты отрезали пленнику уши и прислали отцу, а потом просто убили его. Вовлечение членов ВФП в криминальную деятельность способствовало бегству из партии некоторых членов и размежевание Родзаевского с Вонсяцким.

По иронии судьбы первый значительный удар по русским фашистам нанесли их союзники. Гитлер, развязавший войну с Советским Союзом, отвратил от себя часть членов ВФП, затем японская разведка свернула программы финансирования партии в связи со своими поражениями на Халхин-Голе и заключением договора с СССР о нейтралитете. Диверсионная деятельность ВФП угрожала японским планам войны с Соединёнными Штатами, т.к. сил для войны ещё и с нашей страной у них не было. Всероссийская Фашистская Партия была запрещена на всей подконтрольной японцам территории Китая.

Но всё же последнюю точку в борьбе с белоэмигрантским терроризмом и русским фашизмом поставил Советский Союз с объявлением войны Японии в 1945 году. Наступление Красной Армии на огромных пространствах Маньчжурии было столь стремительным, что большинство бывших белогвардейцев оказались на занятой нашими войсками территории. Спецслужбы не забыли про видных деятелей русской диаспоры. На своей вилле подразделением НКВД был взят атаман Семёнов. Настигли так же других членов различных группировок. Родзаевский, бежавший в американскую зону, пытался перестроиться и вымолить пощаду, написав письмо лично Сталину. Крайне любопытный документ, в котором изложены идеи, возможно лёгшие в основу современных взглядов некоторых русских националистов на Сталина, как Последнего Императора. В письме Родзаевский называл советский сталинский строй «очищенным от заблуждений русский фашизмом», превозносил роль Сталина в перевоспитания евреев из талмудной тьмы в мирных граждан, оценивал национальный поворот Иосифа Виссарионовича в идеологии, отход от предательского интернационализма и обращение к исконно русским героям, вроде Ивана Грозного, Александра Невского и других. Отдельно Родзаевский подхалимничал по поводу примирения с Русской Православной Церковью и возвращения патриаршества. Но письмо сыграло против самого автора — сотрудники контрразведки «Смерш» выманили его на территорию, занятую советскими войсками, предложив ему уладить просьбу Родзаевского сделать его и его подручных пропагандистами коммунистического строя.

30 августа 1946 года один из главных лидеров белогвардейской эмиграции в Китае атаман Семёнов был повешен, а Родзаевский, Власьевский, Бакшеев, Михайлов и Охотин были расстреляны.

Семёнов с подельниками на суде

 

Так бесславно окончились более 20 лет террористической войны белой эмиграции на Дальнем Востоке, но вовсе не закончилась война белой эмиграции с нашей страной в мире. Оставался, например, Василий Шульгин, вдохновлявший советских диссидентов, оставался философ Ильин, идеолог Русского-Общевоинского Союза, оправдывавший фашизм и после войны (1948 г.), трудами которого вдохновлялся Солженицын. Борьба с нашей Советской Родиной перешла вновь в сферу идейной, мироустроительной, экономической и информационной войны. Была создана Всемирная Антикоммунистическая Лига, которая взяла на себя основную роль в борьбе с коммунизмом и СССР. После Перестройки Лига поменяла название на Всемирную Лигу за Свободу и Демократию и в таком виде появилась в нашей стране. Председателями её были мэр Москвы начала 1990-х Гавриил Попов (ныне советник мэра Собянина), президент республики Крым Юрий Мешков и последний министр обороны СССР Евгений Шапошников. Но это уже совсееееем другая история.

Источники:

http://cyberleninka.ru/article/n/terroristicheskaya-deyatelnost-beloemigrantskih-organizatsiy-na-dalnem-vostoke-i-borba-s-nimi-organov-gosbezopasnosti-v-1920-e-gody  — А.А. Гладких «Террористическая деятельность белоэмигрантских организаций на Дальнем Востоке и борьба с ними в 1920-е годы», Вестник ДВО РАН №5, 2009 год

http://cyberleninka.ru/article/n/borba-organov-ogpu-covetskogo-dalnego-vostoka-s-inostrannymi-spetssluzhbami-v-20-h-godah-hh-v — А. Б. Шульженко «Борьба органов ОГПУ советского Дальнего Востока с иностранными спецслужбами в 20-х годах ХХ века, Вестник ДВО РАН №5, 2008-й год

http://cyberleninka.ru/article/n/ideynopoliticheskie-iskaniya-i-organizatsionnoe-oformlenie-russkoy-beloemigrantskoy-molodyozhi-v-1920-1930e-gody-na-primere — А.С. Терзов «Идейно-политические искания и организационное оформление русской белоэмигрантской молодёжи в 1920-1930 гг. на примере Национального Союза Нового Поколения (НСНП)», Известия ПГПУ, Сектор молодых учёных, №6 (10), 2008 г.

http://history.milportal.ru/tag/pogranichnaya-oxrana-ogpu/ — Ширяев В. А., Егоров Н.А., «Пресечение подрывной деятельности против Советской России на Дальнем востоке в 1920-е годы», «Военно-исторический журнал»- №1 2017 г

https://topwar.ru/81481-russkie-fashisty-v-manchzhurii-kak-emigranty-mechtali-unichtozhit-sssr-s-pomoschyu-yaponii.html — Русские фашисты в Маньчжурии. Как эмигранты мечтали уничтожить СССР с помощью Японии

http://d-v-sokolov.livejournal.com/759138.html?thread=3802722 — Лица Советской эпохи. Часть 36.ЧК-ОГПУ-НКВД